Декларативная и действующая иерархия источников права у обществоведов

Автор: Алексеев Владимир Михайлович, ректор АНО ДПО «Академия ГлавСпец» (Краснодар).

Библиографическая ссылка на статью: Алексеев В.М. Декларативная и действующая иерархия источников права у обществоведов // Журнал Алексеевской академии наук. 2016. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://aleksejev.ru/nauka/jurisprudence/constitutional-law/00024.php.

Аннотация: В общественных науках, в частности в теории государства и права, приводится перечень источников права, однако они никогда не сортируются авторами по степени убывания их значимости в общественных науках.

Ключевые слова: виды источников права, иерархия источников права, общественные науки, обществоведы.

 

Конституция России определяет иерархию источников права:

1) Конституция России;

2) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации;

3) прочие нормативно-правовые акты, соответствующие нормам вышестоящих источников права;

4) прочие документы, соответствующие нормам вышестоящих источников права;

5) прочие документы.

Среди видов источников права общественные науки (точнее – тексты общественных наук) занимают место прочих документов, а именно ненормативных неправовых актов. 

Тексты общественных наук не нормативны потому, что они не содержат единого словесного (понятийного) аппарата, закрепленного в виде норм (определений). Для сравнения: тексты естественных наук нормативны.

Тексты общественных наук не правовые потому, что их обязательное применение не закреплено ни в одном нормативно-правовом акте.


Конституционная иерархия источников права в неявном виде декларативно признаётся некоторыми авторами общественных наук (далее – обществоведами). Однако в действительности (операционально) обществоведами принята иная иерархия источников права, а именно:

1) обычай;

2) доктрина;

3) судебный прецедент;

4) договор;

5) прочие документы.

 

Доказательство.

Если бы обществоведами главным источником права считалась Конституция России и концептуально тесно связанные с ним Гражданский кодекс России и профильные федеральные законы, то обществоведы:

1) использовали ключевые слова (понятия) общественных наук «государство», «общество», «культура» и т.п. строго в одном значении, принятом в вышеперечисленных нормативных правовых актах;

2) не использовали бы слова (понятия), отсутствующие в нормативных правовых актах либо подпадающие под признаки экстремизма.

Однако в общественных науках:

1) слова (понятия) «государство», «общество», «культура» употребляются в существенно ином значении, чем в нормативных правовых актах. При этом среди обществоведов отсутствует единообразное употребление этих слов (понятий) и преобладают архаичные толкования, например государства как организации, общества как населения, культуры как шоу-бизнеса и т.п. Если в нормативных правовых актах каждому слову (понятию) дается определение, в строгом соответствии с которым оно далее употребляется по всему тексту, то в общественных науках слова (понятия) «государство», «общество», «культура» имеют сотни значений. Таким образом, в общественных науках обычай стоит выше доктрины, которая выше всех остальных видов источников права;

2) отрицается наличие в России того, что прописано в ранее действовавшем или действующем законодательстве: например, отрицается подлинная демократия, которая была прописана в тексте ещё ранее действовавшей Конституции СССР;

3) широко распространены слова (понятия), либо отсутствующие в нормативных правовых актах, либо крайне редко употребляемые в них, либо подпадающие под признаки экстремизма: «восток», «запад», «европейская часть», «азиатская часть», «цивилизация», «менталитет» и т.п. и т.д.

 

Яркий пример: деление России на «европейскую часть» и «азиатскую части» «света» не прописано ни в одном нормативном правовом акте и обществоведами обосновывается именно ссылкой на «так общепринято», то есть на обычай. При этом такое деление не является доктриной, поскольку не существует общепризнанного обществоведами текста, в котором приведены границы «европейской» и «азиатской» частей, а разброс такой границы, принятой среди разных обществоведов, превышает 1000 км. Обществоведов не смущают ни нормы Конституции России, в которой четко прописано административное деление страны, ни профильного Федерального закона от 18.12.1997 N 152-ФЗ «О наименованиях географических объектов», где перечислены географические объекты, в том числе материки, республики, края, области и т.д., среди которых нет «частей света» и т.п.


X
Обратная связь
Отправлено.