Проявления «восточной» ментальности в рассуждениях либералов и антилибералов об «европейских» («западных») либеральных ценностях

Автор: Алексеев Владимир Михайлович, ректор АНО ДПО «Академия ГлавСпец» (Краснодар).

Библиографическая ссылка на статью: Алексеев В.М. Проявления «восточной» ментальности в рассуждениях либералов и антилибералов об «европейских» («западных») либеральных ценностях // Журнал Алексеевской академии наук. 2016. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://aleksejev.ru/nauka/povedenie/myshlenie/00014.php.

Аннотация: Русскоязычные либералы и антилибералы похожи не только верой в догму «Россия - не «европа», но и ментальностью. Те и другие - типичные носители «восточной» ментальности, страдающие глубоко выраженным нормативно-правовым нигилизмом.

Ключевые слова: объекты, феномены, культура, культурные ценности.

 

Если «высыпать» тексты авторов, позиционирующих себя как либералов, и тексты авторов, позиционирующих себя как антилибералов (славянофилов, евразийцев и т.п.), в одну кучу, перемешать, выбросить титульные листы и страницы, содержащие эпатаж, а потом извлекать и читать по странице, сложно отличить, какую страницу писал либерал, а какую - антилиберал, поскольку стиль мышления у них один - феноменный (см. [5]).

 

Обществоведы часто толкуют «европейские» («западные») либеральные ценности (далее - европейские ценности) как набор ценностей, типичный для европейцев. Сравнивая такое толкование с определениями основных понятий Основ законодательства Российской Федерации о культуре [3], можно сделать вывод, что европейские ценности - это вид культурных ценностей, при этом российское законодательство не делает никаких различий по территориальному признаку, более того - прямо утверждает их равенство. По логике нормативно-правовых актов Российской Федерации, ценности - это всё то, чем россияне пользуются, владеют, распоряжаются. В Основах законодательства Российской Федерации о культуре не сказано, что культурной ценностью является:

- только русский язык; наоборот, там открытый перечень: «языки, диалекты и говоры»;

- только православные традиции и обычаи; наоборот, там открытый перечень: «национальные традиции и обычаи»;

- и т.п. и т.д.

 

Легальный перечень европейских ценностей приведён в ст. 2 Договора о Евросоюзе и преамбуле Хартии Евросоюза по правам человека:

- верховенство закона;

- демократия;

- недискриминация;

- обеспечение прав и свобод человека и гражданина;

- плюрализм;

- правовое государство,

- равенство, включая равенство между женщинами и мужчинами;

- солидарность;

- справедливость;

- терпимость;

- свобода,

- уважение прав человека, включая права лиц, принадлежащих к меньшинствам;

- уважение человеческого достоинства.

Все эти ценности этими или другими словами обозначены в тексте Конституции Российской Федерации, принятой в 1993 году, и почти все - в тексте Конституции СССР 1977 года.

Так, уже в ч. 1 ст. 1 действующего Основного Закона читаем: « Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство…».

К примеру, плюрализм буквально отсутствует, но его принципы подробно изложены в ст. 29 Конституции РФ.

Принцип солидарности прописан в ст. 322 Гражданского кодекса Российской Федерации, а принцип терпимости упомянут в Федеральном законе от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» [4].

Забавный факт: принцип справедливости обществоведами отнесён к числу ключевых «для русской языковой картины мира» [13].

 

Другой забавный факт: одной из значимых русских ценностей обществоведы называют правовой нигилизм. Так, по мнению доктора политических наук Н.А. Баранова, «для России же характерен правовой нигилизм, который выражается в индифферентном отношении к законам со стороны большинства российских граждан» [10]. При этом для обществоведов характерен нормативно-правовой нигилизм, по причине которого они напрочь отрицают какое-либо законодательство и признают только так называемую юридическую доктрину, то есть ненормативные тексты обществоведов.

 

Тот же Н.А. Баранов в другой своей статье утверждает «потребность в демократических ценностях проявилась в российском обществе на рубеже 1980-1990-х гг., как результат политики перестройки, проводимой советским руководством» [9], хотя «подлинная демократия» декларировалась в Основном Законе СССР ещё в 1977 году. То есть обществоведы явно не признают верховенство закона.

 

Другой обществовед, Ю. Латынина, вместо того, чтобы сравнить российские и евросоюзные нормативно-правовые тексты, предлагает «провести инвентаризацию этих ценностей по гамбургскому счету» [10]. На основе досужих рассуждений эта либеральша вывела свой доктринальный список европейских ценностей, который она сразу же переименовала в социал-демократические ценности:

- единство [Европы];

- всеобщее избирательное право;

- социальная справедливость;

- мультикультурализм;

- государственное регулирование.

Все эти принципы прописаны в Конституции РФ, за исключением принципа мультикультурализма, который другими словами сформулирован в годом ранее принятых Основах законодательства Российской Федерации о культуре.

 

Обществоведы разными словами:

- утверждают, акцентируют, что европейские ценности в России появились в лучшем случае одновременно с другими европейскими странами, при этом изначально были восприняты меньшим числом жителей;

- отрицают возможность использования, владения, распоряжения европейскими ценностями в России.

Яркие примеры таких высказываний:

 

Ю. Кубасов:

«Но Россия обречена на распад и уничтожение, если она продолжит идти по современному либеральному пути, повторяя историю вырождения европейских стран… Понадобились столетия обработки сознания европейцев либеральными ценностями, чтобы в конце ХХ - начале XXI веков процесс погибели Европы стал уже необратимым. Так может произойти и в России. Сейчас нам ещё удаётся отстаивать «консервативные ценности», потому что мы совсем недавно ринулись приобщаться к европейским либеральным свободам... В то время как европейцы на развалинах окончательно изолгавшегося развратного католицизма формулировали либеральную идеологию, русские создавали свою цивилизацию - Россию - опираясь на православные духовно-нравственные ценности» [11].

 

Ю. Афанасьев:

«Я пытаюсь показать, что европейские либеральные ценности и понятия неприемлемы для России не с той точки зрения, хороши они или плохи сами по себе, верны или ложны по существу, а потому прежде всего, что внеположны ей и, следовательно, навязываются России как догмы чистой воды» [7].

 

М.В. Барабанов:

«Известно, что идеология либерализма - продукт западной цивилизации: его истоки восходят к христианству, ренессанской и реформаторской традициям, ньютоновской научной революции и Просвещению, а стержневые идеи и принципы классической либеральной парадигмы - признание неотчуждаемых прирожденных прав человека на жизнь, свободу и собственность - были порождены буржуазным обществом на заре его становления… Внедрение идей и ценностей западного либерализма в Россию, по всей видимости, невозможно» [8]. 

 

Прокомментируем некоторые тезисы преподавателя ряда российских государственных вузов Н.А. Баранова [10], наиболее ярко выражающие специфику «восточно»-ментального мышления.

 

«Если вести речь о либерализме в России, то прежде всего необходимо считаться с ее историческим опытом, связанным с отсутствием либеральной традиции».

То есть автор полагает, что он, другой обществовед и т.д. не в состоянии быть владельцем (источником), пользователем, распорядителем (распространителем) либеральных ценностей потому, что «народ привык к жизни в условиях тотальной государственной регламентации».

 

«В России отсутствует автономная личность, сознательный индивид, который был бы способен договориться на разумных началах со всеми остальными и по поводу собственных интересов, и относительно того, что наилучшим образом отвечало бы общим интересам».

Примечательно: автор пишет «личность», «индивид» вместо «человек» и акцентирует на «общих интересах», поскольку обществоведы понимают «личность» именно как совокупность «общественно полезных свойств» (читай: интересов).

 

«Для российского менталитета характерно подозрительное отношение к другому убеждению, к иному образу жизни, к другой религии, вообще к любому отклонению от заданного стандарта, от единообразия... Ненависть и озлобленность с распадом страны, с деформацией и расколом в обществе лишь обострились» [10].

Напомню: эти строки пишет преподаватель российских государственных вузов. Он утверждает, что не способен научить своих студентов быть владельцами (источниками), пользователями, распорядителями (распространителями) европейских ценностей, поскольку среди его студентов, в том числе среди 17-22 летних девушек, «неприятие другого носит агрессивный характер: его рассматривают как врага».

Автор не замечает, что прежде всего он сам в своих утверждениях демонстрирует «подозрительное отношение к другому убеждению»и т.п.

Он не способен:

- различать своих студентов,

- научить их европейским ценностям.

Такие, как он, зря занимают должности в российских государственных вузах, а должностные лица, которые их нанимают на бюджетные должности, на бюджетные работы и услуги, должны понести административную ответственность за нецелевое расходование бюджетных средств и уголовную ответственность за нарушение антиэкстремистского законодательства.


Восточная «ментальность» этих и других авторов выражена, в частности, в следующем:

- они убеждены, что европейские ценности – это целый, неделимый феномен, который может быть освоен единовременно и только целиком (как например, по убеждению обществоведов, произошла «христианизация Руси» - якобы единомоментно и всероссийски в 988 году);

- они убеждены, что европейские ценности могут быть приняты в пользование, владение, распоряжение только пресловутым народом, а не отдельными людьми;

- они не понимают, что пресловутые европейские ценности представляют собой набор самых разных объектов, некоторыми или многими из которых люди пользуются легко и непринужденно независимо от социальной, расовой, культурной принадлежности;

- они не понимают, что все или почти все европейские ценности могут быть куплены, проданы, переданы, арендованы, украдены, «скачаны»; изложены на английском, другом «высшерасовом» языке, на русском, другом «низшерасовом» языке, записаны и озвучены представителем r1b-, другой «высшерасовой» гаплогруппы, представителем r1a-, другой «низшерасовой» гаплогруппы, записаны и озвучены на территории Англии, другой «высшерасовой» страны, на территории  России, другой «низшерасовой» страны, и т.п. и т.д.

Имеем,

1) с одной стороны, законодатели и распорядители бюджетных средств:

- на уровне нормативно-правовых актов закрепили европейские ценности;

- выделяют бюджетные средства, чтобы население знакомилось, училось пользоваться, владеть, распоряжаться европейскими ценностями и т.п.;

2) с другой стороны, обществоведы:

- отрицают нормативно-правовые акты, закрепившие европейские ценности;

- не по целевому назначению употребляют бюджетные средства: вместо того, чтобы обучать учащихся, они внушают им комплекс неполноценности и т.п. 

Выводы

1. Все официальные «европейские ценности» закреплены в действующем российском законодательстве в 1992-1994 годах, а наиболее важные из них были закреплены ещё в советской конституции 1977 года.

2. Некоторые «европейские ценности», например, принцип справедливости обществоведами отнесены к числу ключевых «для рус­ской языковой картины мира».

3. Обществоведы, независимо от того, кем они себя позиционируют, либералами или антилибералами, демонстрируют яркую выраженную «восточную» ментальность, в том числе глубоко выраженный нормативно-правовой нигилизм.

 

Литература

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. - 2014. - № 31. - Ст. 4398.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 13.07.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 29.12.2015) // Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 32. - Ст. 3301.

3. Основы законодательства Российской Федерации о культуре (утв. ВС РФ 09.10.1992 № 3612-1) (ред. от 28.11.2015) // Ведомости СНД и ВС РФ. - 1992. - № 46. - Ст. 2615.

4. Федеральный закон Российской Федерации «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 № 125-ФЗ (ред. от 28.11.2015) // Собрание законодательства РФ. - 1997. - № 39. - С. 4465

5. Алексеев В.М. Культура и культурные ценности - фундаментальные отличия «восточного» и «западного» мировоззрений // Журнал Алексеевской академии наук. 2016. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://aleksejev.ru/nauka/povedenie/myshlenie/00011.php.

6. Алексеев В.М. Объекты и феномены - фундаментальные отличия «западного» и «восточного» мировоззрений // Журнал Алексеевской академии наук. 2015. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://aleksejev.ru/nauka/povedenie/myshlenie/00010.php.

7. Афанасьев Ю. Возможна ли сегодня в России либеральная миссия? // Континент. - 2011. - № 148. Интернет-ссылка.

8. Барабанов М.В. Партии и многопартийность в современной России: возникновение, основные тенденции развития

9. Баранов Н.А. Либерализм и демократия: современная российская трансформация // Вестник Поморского университета. 2005. № 2 (8). С.91-100.

10. Баранов Н.А. Либеральный дискурс в современной России: проблемы легитимности. Интернет-ссылка.

11. Кубасов Ю. Как нам погубить Россию? Интернет-ссылка.

12. Латынина Ю. «Европа, ты офигела!» 16.08.2011. Интернет-ссылка .

13. Радбиль Т.Б. Основы изучения языкового менталитета : учеб. пособие. - М.: Флинта: Наука, 2010. - 328 с.


X
Обратная связь
Отправлено.