Владимир Михайлович Бехтерев и его вклад

В этом разделе выложены некоторые дипломные, курсовые и контрольные работы для студентов, выполненные специалистами нашего портала. Данные работы предназначены для ознакомления, а не заимствования.

Владимир Михайлович Бехтерев и его вклад


В Академии состоялось знакомство Владимира Бехтерева с молодым палатным врачом Иваном Сикорским. Сикорский - знаменитая личность часто повторял, что надо быть полным идиотом, чтобы заниматься чем-нибудь иным, нежели познанием человека. Сорок лет после этого длилась их приязнь и дружба, а когда они однажды и вдруг оказались непримиримыми врагами, о предмете их розни узнал весь мир.
В больнице и в Академии Бехтерева полностью захватила наука. Но, несмотря на всю его отрешенность от политических дел, летом после третьего курса, он уехал на войну в Болгарию. Военная кампания его длилась всего четыре месяца - началась на переправе русских войск через Дунай и закончилась жесточайшей лихорадкой от ночлега на сырой земле. Он вернулся в Петербург совершенно иным, нежели покидал его, и главное в этом изменении было чувство сострадания, более не оставлявшее его никогда.
Заканчивая обучение молодой доктор Бехтерев весело, как и все его соученики, подмахнул факультетское обещание врача - знаменитую клятву Гиппократа. Просто формальность. Но не прошло и трех лет, как жизнь поставила его перед серьезной нравственной проблемой. Осенью 1881 года заговорщики при помощи бомбы казнили царя-"освободителя". Один из пациентов Бехтерева, сановный чиновник, в приватной беседе рассказал молодому врачу, что новый император намеревается арестовать князя Кропоткина и других видных революционеров, причастных, по его мнению к заговору. Бехтерев слушал своего словоохотливого пациента, машинально кивая головой, и с удивлением прислушивался к внутреннему голосу: как предупредить (а Кропоткин в то время жил в Париже), через кого? а врачебная тайна? а клятва, принесенная так недавно? Через много лет Бехтерев об этом случае рассказывал своему товарищу правоведу Анатолию Федоровичу Кони: "Сообщил. Знаете, сейчас припоминаю: терзался, терзался именно в связи с нарушением клятвы". Прошло еще немного времени и Бехтереву снова пришлось вспоминать эту историю. Попутчик в вагоне поезда сказал ему, что в соседнем купе едет Кропоткин. И Бехтерев пошел знакомиться. Представляться ему не потребовалось. "Я прекрасно знаю Вас много лет! - экспансивно воскликнул Кропоткин. - Вы же спасли мне жизнь!".
Практически сразу после окончания Академии Бехтерев стал работать в области познания деятельности головного мозга. Конец XIX века для исследования мозга был чем-то схож с эпохой великих географических открытий. Лаконичный латинский афоризм "Строение темно, функции весьма темны" исчерпывающе отражает ситуацию. Карты мозга уточнялись, обрастали деталями. Они и поныне сохраняют самые причудливые названия своих областей, островов и закоулков: роландова борозда, варолиев мост, морской конек, лира Давида, турецкое седло, запятая Шульца. В перечне названий много имен, и имя Бехтерева повторяется там трижды - много ли можно насчитать первооткрывателей земель, чьи имена трижды повторяются на географической карте?
В 1884 стажировался в Венском университете на кафедре психиатрии, работал у Э.Дюбуа-Реймона, В.Вундта, Т.Мейнерта. В 1885 был назначен заведующим кафедрой психиатрии Казанского университета; создал психофизиологическую лабораторию, основал Казанское общество невропатологов и психиатров и журнал «Неврологический вестник» (1893). В 1893 получил приглашение от начальника Военно-медицинской академии в Петербурге возглавить кафедру неврологии и психиатрии; занимал этот пост до 1913.
Бехтерев, пройдя конкурс на заграничную командировку, отправился в Лейпциг, к Флексингу, директору психиатрической колонии, знаменитому в то время исследователю нервной системы, автору нескольких новых методов исследования мозга. Железное правило Флексинга: не пускать врача в клинику, пока две пары штанов не просидит за микроскопом.
Впоследствии Флексинг писал: "Здесь начал Бехтерев - этот подлинно врожденный исследователь свой славный путь". И был неправ. Начал Бехтерев еще в Петербурге, и отправился в заграничный вояж опубликовав уже более пятидесяти работ.
Страницы

X
Обратная связь
Отправлено.