Бродель о генезисе и динамике капитализма

В этом разделе выложены некоторые дипломные, курсовые и контрольные работы для студентов, выполненные специалистами нашего портала. Данные работы предназначены для ознакомления, а не заимствования.

Бродель о генезисе и динамике капитализма


3) любой мир-экономика состоит из ряда концентрически расположенных зон. Срединную зону образует область, расположенная вокруг центра - таковы Соединенные провинции в XVII веке, когда над миром господствует Амстердам; такой зоной становится Англия, когда, начиная с 80-х годов XVIII века, Лондон окончательно занимает место Амстердама. Далее, вокруг срединной зоны располагаются промежуточные зоны. И, наконец, следует весьма обширная периферия, которая в разделении труда, характеризующем мир-экономику, оказывается не участницей. а подчиненной и зависимой территорией.
В качестве примера мира-экономики можно привести Россию до Петра Великого или Оттоманскую империю до конца XVIII века.
Далее, Ф.Бродель высказывает предположение, что эти типичные миры-экономики и явились матрицами европейского, а затем и мирового капитализма. Автор подробно рассматривает концепцию мира-экономики и рассуждает о смещениях центра мира-экономики, а также о делении любого мира-экономики на концентрические зоны. По Броделю, каждый раз при утрате прежнего центра происходит возвышение нового, как если бы мир-экономика не мог существовать без центра тяжести, без некоего полюса. Однако, такие утраты старого и обретения нового центра происходят достаточно редко, что еще более подчеркивает значение этих событий. В случае Европы и примыкающих зон, которые она как бы аннексировала, возникновение единого центра произошло в 80-е годы XIV века, и таким центром стала Венеция. Около 1500 года произошел внезапный гигантский скачок, в результате которого центр переместился из Венеции в Антверпен, затем, в 1550-1560 годы, центр вернулся в Средиземноморье, но на этот раз в Геную, наконец, в 1590-1610 - новое перемещение - в Амстердам, остававшийся устойчивым экономическим центром европейской зоны в течение почти двух веков. Лишь в период между 1780 и 1815 годами этот центр переместится в Лондон. В 1929 году, преодолев Атлантический океан, он оказывается в Нью-Йорке. Каждый раз изменения центра сопровождались острыми экономическими кризисами. Автор считает, «что обычно именно экономическая непогода наносит решающий удар по старому, уже ослабленному центру и утверждает возвышение нового». В тоже время «кризис, который стучится в двери, - это испытание, которое сильные выдерживают, а слабые - нет». Далее, Бродель совершенно точно определяет направление вектора развития мировой экономики на ближайшие двадцать лет (если учитывать, что научный материал, лежащий в основе настоящей работы, был опубликован в середине 70-х годов XX века) говоря, что «если Соединенные Штаты сохранят свое место - а это нетрудно предвидеть, - то они могут выйти из этого испытания еще более сильными, поскольку другие экономики, по-видимому, значительно больше пострадают от той неблагоприятной конъюнктуры, которую мы переживаем», а также «Те, кто живет в центре или вокруг центра мира-экономики, по-прежнему обладают всеми правами над другими».
Максимальный уровень жизни достигается в центре мира-экономики, именно здесь высокий уровень цен и доходов, надежные банки и качественные товары, наиболее выгодные промышленные производства и организованное на капиталистический лад сельское хозяйство, наиболее сильная валюта и ценные бумаги. Здесь формируется передовая экономика опережающая по своему развитию другие регионы, здесь же развиваются самые передовые технологии и их неизменная спутница - фундаментальная наука. Здесь же максимального уровня развития достигает правовая и судебная система.
Это высокое качество жизни заметно снижается в соседних странах промежуточной зоны, постоянно соперничающих, конкурирующих с центром. Там большинство крестьян лишены свободы, мало свободных людей; обмены несовершенны, организация банковской и финансовой системы страдает неполнотой и нередко управляется извне, промышленность и ремесла относительно традиционны. На периферии ситуация еще хуже: «вся Восточноевропейская периферия, включая Польшу и лежащие за ней земли, представляет собой зону повторного закрепощения крестъян, т.е. крепостного права, которое, почти исчезнув, как на Западе, в XVI веке было снова восстановлено».
Страницы

X
Обратная связь
Отправлено.