Достоевский в истории русской мысли

В этом разделе выложены некоторые дипломные, курсовые и контрольные работы для студентов, выполненные специалистами нашего портала. Данные работы предназначены для ознакомления, а не заимствования.

Достоевский в истории русской мысли

Министерство общего и профессионального образования Российской Федерации
Новгородский Государственный Университет
имени Ярослава Мудрого
РЕФЕРАТ
на тему: Ф.М. Достоевский в истории русской мысли
Выполнила:
студентка II курса
филологического факультета,
з.о., гр. 8221
Манилова Наталья
Викторовна
Великий Новгород
2000
Творчество Ф.М.Достоевского исследовано достаточно основательно. Однако именно в процессе изучения открывается подлинная его неисчерпаемость. То огромное количество исследовательских работ, посвященных изучению творческого наследия писателя оказывается фундаментом для разработки целого ряда важных и фактически мало затронутых проблем. Среди них не последнее место по степени актуальности занимает проблема «Лермонтов и Достоевский».
Впервые данная проблема была поставлена в работах В.В.Розанова, Д.С.Мережковского, А.А.Блока. По всей видимости, обращение к разработке проблемы в начале века объясняется особым интересом к осмыслению лермонтовской концепции мира, которая явилась во многом анахроничной для релятивистской эпохи потери старых ценностных ориентиров. В исследованиях акцентируется внимание на некой общности мотивов и изображаемых характеров, присущих художественным мирам М.Ю.Лермонтова и Ф.М.Достоевского, определяется та область преемственной связи между «старыми» и «новыми» литературными явлениями, которую в литературоведении принято называть традицией. В статье «Лермонтов. Поэт сверхчеловечества» Д.С.Мережковский уазывает, что «из лермонтовского демонизма, богоборчества вышел Достоевский». В.В.Розанов справедливо отмечает, что мотивы «Демона» во многом подготовили почву для «бунтарей» Ф.М.Достоевского типа Родиона Раскольникова и Ивана Карамазова.
Во второй половине ХХ века своеобразная трансформация лермонтовских героев индивидуалистического, мятежного склада, с характерной для них рефлексией в героев-идеологов Ф.М.Достоевского констатируется в работах В.И.Левина, Л.Д.Хихадзе, А.Валагина.
В 1957 году публикуется работа В.Б.Шкловского «За и против. Заметки о Достоевском», в которой намечается еще одна область литературной преемственности между представителями двух поколений писателей, область, касающаяся формы произведений. Анализируя жанровые особенности «Записок из Мертвого дома», В.Б.Шкловский приходит к выводу, что «главное, что было усвоено из опыта Лермонтова – это построение большого жанра из отдельных повестей – произведения с разными событийными центрами и с разными точками зрения <> «Записки из Мертвого дома» Достоевского в новом своем единстве связаны с единством лермонтовского «Героя нашего времени».
Вслед за В.Б.Шкловским к вопросу о наследовании Ф.М.Достоевским лермонтовского опыта создания особого типа романа обращаются А.И.Журавлева, которая в статье «Лермонтов и Достоевский» (1964) отмечает существование «элементов интелектуальной прозы в «Герое нашего времени», и Г.М.Фридлендер, указывающий на литературно-гинетическую связь романа М.Ю.Лермонтова и полифонического романа Ф.М.Достоевского.
В 1981 году увидела свет лермонтовская энциклопедия, в которой помещена статья В.А.Туниманова «Достоевский», статья, суммирующая весь исследовательский опыт разработки интересующей нас проблемы.
Однако тема «Лермонтов в творчестве Достоевского» на сегодняшний день является малоисследованной. Обнаружение лермонтовских элементов осуществлялось только на отдельных отрезках творческого пути писателя. Так, В.Я.Кирпотин указывает на то, что письма Ф.М.Достоевского конца 1830-х – начала 1840-х годов к брату «передают волнения, испытанные при чтении произведений Лермонтова». И.С.Чистова акцентирует внимание на связи повести «Хозяйка» с прозаическим отрывком М.Ю.Лермонтова «Штосс». Анализируя поэтику сновидений в «Преступлении и наказании», Р.Г.Назиров находит литературный прототип второго сна Родиона Раскольникова в стихотворении М.Ю.Лермонтова «Три пальмы». И.Л.Альми отмечает, что состояние Раскольникова, «угрюмое и загадочное впечатление» героя от «одного из прекраснейших мест Петербурга» («Необъяснимым холодом веяло на него (Раскольникова – К.О.) всегда от этой великой панорамы; духом немым и глухим полна была для него эта пышная картина <> Казалось, он улетал куда-то вверх и все исчезало в глазах его ») – напоминает состояние лермонтовского Демона
«И в страхе я, взмахнув крылами,
Помчался – но куда? зачем?
Не знаю прежними друзьями
Я был отвергнут; как Эдем,
Мир для меня стал глух и нем».
В.И.Левин убедительно доказывает, что образ «подпольного парадоксалиста» корнями своими уходит к образу Александра Григорьевича Печорина.
Страницы

X
Обратная связь
Отправлено.